Киселев Владимир Александрович

Киселев Владимир Александ­рович, родился 7 марта 1951 года в поселке Тучково Рузского района Московской области.

С 1969 года начал службу в Пограничных войсках, окон­чил школу сержантского состава в горо­де Клайпеда Литовской ССР. Затем - учеба в Московском, а со 2-го курса - в Высшем пограничном военно-полити­ческом училище им. К.Е. Ворошилова.

Лейтенантскую службу начинал на 1-й пограничной заставе Андреево Находкинского пограничного отряда, затем занимал должность помощника начальника политотдела отряда по комсомольской работе.

Многие годы занимался обучением и воспитанием курсантов в Голицынском высшем пограничном военно-политическом учили­ще, где прошел служебный путь от курсового офицера до старшего преподавателя кафедры огневой подготовки.

Президент Благотворительного фонда «Друзья Голицынcкого военного института ФСБ России».

Воспоминания

Я родился 7 марта 1951 года в поселке Тучково Рузского района Московской области. После окончания Великой Отечественной войны наш поселок являлся одним из главных поставщиков песка, щебня, извести, бетона, кирпича и прочих железобетонных изделий для строит­ельства Москвы и Московской области. В поселке было четыре градооб­разующих предприятия, которые не только выдавали «на гора» ценную продукцию, но и развивали социальную инфраструктуру. В Тучково был построен стадион, роддом и больница, первоклассный клуб на 600 мест, школа на 300 человек.

Хорошо помню: зимой у нас заливали каток и «коробку» для канад­ского хоккея. Проводились соревнования по русскому и канадскому хоккею, другим видам зимнего спорта. Все спортивные сооружения находились примерно в 500 метрах от дома и были вполне доступны. Не удивительно, что мы, пацаны, занимались спортивными играми с утра и до позднего вечера.

С первого класса, помимо уроков, мы были заняты в различных кружках, организованных в клубе или же спортивных секциях в школе. С пятого класса я стал постоянным участником районных соревнований по различным видам спорта, отстаивал честь школы по настольному теннису, классической борьбе, легкой атлетике, стрельбе из винтовки, футболу, хоккею. Многие из моих друзей, и я в том числе, не раз станови­лись чемпионами Московской области (турнир «Золотая шайба» в 1964 году), по баскетболу, волейболу, плаванию и лыжам.

После окончания школы надо было окунаться во взрослую жизнь, и я пошел учеником сварщика на комбинат строительных материалов, в механический цех. Здесь я научился не только качественно сваривать метал, но и разбираться в людях. Общественная работа, спортивная жизнь завода позволили мне неплохо подготовиться к армии, и когда в 1969 году меня призвали в Пограничные войска, я достаточно легко про­шел курс обучения на учебном пункте, а затем был направлен в школу сержантского состава, дислоцирующуюся в городе Клайпеда Литовской ССР.

Вот где по-настоящему пригодились мне мои увлечения на граж­данке спортом. Все спорные вопросы с сержантами тогда решались наказанием бегом по песчаному берегу Балтийского моря. Для кого-то это была настоящая каторга. Только не для меня. Я с большим удовольстви­ем, несмотря на тяжесть кирзачей, минут сорок, а то и час бежал по заданному маршруту. Удовольствием было уже то, что рядом нет подго­няющих тебя сержантов. Правда, вскоре, после первых же соревнований, они поняли, что наказывать курсанта Киселева кроссом - бесполезно и перешли к новой «методике» - ограничению сна.
Конечно учеба в школе сержантского состава была особым испытанием для каждого курсанта, но тем дороже истинная цена сержантских лычек, которые по выпуску легли на наши плечи. Из стен школы тогда выпускался полноценный младший командир, который готов был стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы, обученный беспре­кословно выполнять команды командиров и организовывать личный состав... Конечно, с годами юношеский максимализм и обиды растаяли, но остался бесценный опыт, который мы использовали в течение многих лет. Именно закалка и опыт не раз выручали нас в самых сложных ситуа­циях.

После выпуска из школы сержантского состава началась моя служба на Контрольно-пропускном пункте «Клайпеда», в должности командира отделения контролерского взвода. Служба интересная и очень ответственная. Мы занимались проверкой документов у иност­ранных и советских моряков, досмотром судов, прибывающих в нашу страну, охраной и контролем за членами команды, сходящими на берег. В летнее время - служба интересная, вполне комфортная, но когда насту­пала зима...

Зимой все соседние порты сковывал лёд и многочисленные суда направлялись в порт Клайпеды. Для нас это означало следующее: служба организовывалась по графику - шесть через шесть часов, то есть в твой сон входит прибытие из порта, доклад дежурному, прием оружия, прием пищи и т.п. Короче говоря, недосыпание приобретало хронический харак­тер, а служебная нагрузка была запредельная. И так могло длиться - месяц, два - пока не сойдет лед в соседних портах.

Командиры понимали всю сложность ситуации, и даже старались ее как-то разрешить. Но что они могли? Да, к нам на помощь приходили солдаты с линейных пограничных застав. Но их вынуждены были менять уже через неделю, они просто не выдерживали «стоячего» образа службы у судна, больших нагрузок и, порой, просто засыпали на службе.

Вот когда я еще раз по-доброму вспомнил школу сержантского состава.

Кстати, моя добросовестная служба вскоре была замечена и оценена по достоинству. Однажды при осмотре судна я обнаружил контрабанду. Это было впервые, вот почему лично для меня это задержа­ние стало большим событием. А вскоре я был награжден недавно учреж­денным новым знаком отличия - «Отличник Погранвойск» 2-й степени.

Как-то незаметно служба стала для меня не просто «почетной обязан­ностью», постепенно во мне утверждалась мысль о том, чтобы сделать ее своей профессией. Командиры, да и многие из друзей поддержали меня в этом выборе. Так в 1970 году я подал рапорт на учебу в Московское пограничное училище, на политпрофиль.

Сначала прошел сборы в Сортавалах, а затем в Лукино, где нам, абитуриентам, предстояло сдавать экзамены. Не повезло! Математику не сдал, и опять пришлось вернуться и служить на КПП. Не скрою, долго переживал!

Но вот незаметно пролетел год. И в 1971 году командир роты с большой неохотой все же снова отпустил меня на экзамены в пограничное училище. В этот раз удача мне улыбнулась, так началась моя курсантская жизнь.

С высоты прожитых лет, могу сказать-это были, пожалуй, лучшие годы моей жизни! Здесь появились друзья, с которыми мне приятно и сейчас встречаться. Незабываемый летний выезд в Полевой учебный центр (ПУЦ) «Ярославль», куда нас отправили, чтобы мы не мешали сдавать государственные экзамены 4 курсу 7 дивизиона. А чего стоило практическое вождение «козликов» по разбитой дороге, из которой никак нельзя было выехать влево или вправо, а только прямо по колее, в которую попадаешь возле столовой и выезжаешь из нее лишь на такти­ческом поле?! А кто не помнит одно из мерил жизни - в один «Дайбл», названной в честь курсового офицера Дайбова?!

Пребывание в Полевом учебном центре запомнилось, прежде всего, насыщенной боевой подготовкой, без всякой экономии боеприпа­сов. Чего стоили, скажем, занятия по огневой подготовке, стрельба из всех видов оружия пограничной заставы? Да, была огромная физическая нагрузка, занятия по гимнастике, марш-броски утром и после обеда, плавание и спортивные игры, различные соревнования. И последний аккорд - комплексный марш-бросок с полной боевой выкладкой и боевой стрельбой, форсированием речки Могзы вплавь, с оружием. Все можно забыть при встрече бывших однокашников спустя много лет, но только не этот марш-бросок, когда после стрельбы и преодоления водной преграды ты, без посторонней помощи, не можешь поднять ногу, чтобы вылить воду из сапог. А последние 700 метров до лагеря тогда показались просто броском через «не могу». За финишной чертой уже просто не оставалось сил, чтобы снять с себя мокрую форму и сдать оружие. Старшина, помню, тогда бурчал, дескать, неплохо бы почистить автоматы, перед тем как поставить их в оружейную комнату. Как же тогда хотелось послать куда подальше старшину, но - не то воспитание!

Тяжелейший марш-бросок, казалось, исчерпал все наши силы. Но вот прошло примерно три - четыре часа отдыха и уже слышны первые удары по футбольному мячу. Вот что значит 18-20 лет от роду, тогда наши силы были просто неисчерпаемы!

А еще запомнился август 1972 года, когда стояла неимоверная жара, и горели торфяники. Всем хотелось в отпуск, но нам его задержали, отправив тушить пожары.

Врезался в память переезд из Москвы в Голицынское пограничное училище, объединение с полукурсом из Алма-Аты, под командованием подполковника М.А. Прудько. Незабываемое событие - торжественное вручение Боевого Красного Знамени училища генералом армии С.К. Цвигуном!

В курсантской жизни была одна прелесть: всё тебе дают и пока ничего не требуют взамен. Учили, кормили, одевали, обеспечивали всем необходимым. Эта, по-своему беззаботная жизнь, закончилась в 1975 году. Грянул выпуск. Закончилась работа на себя и началась служба по воспитанию солдат на пограничной заставе.

Приморский край, Владивосток, Находка, Дальнереченск, Уссу­рийск - одни названия городов чего стоят! Вот и я с беременной женой за руку, преодолев 10-часовой перелет, спустился в августе-75 с трапа самолета. В новую жизнь, которая неизвестно что тебе приготовила.

Находкинский пограничный отряд, 1-я пограничная застава Андрееве, вот, где я начинал свою лейтенантскую службу. Вводил меня в должность замполита заставы начальник отряда полковник Иванов Иван Петрович. Вот это была школа пограничного мастерства! Началось все с того, что я, молодой лейтенант, был лично представлен первому секрета­рю Шкотовского райкома партии, который находился в поселке Большой Камень и который, в последствии, здорово помогал нашей пограничной заставе. Службу, как водится, начал со знакомства с личным составом заставы, с актива заставы - кандидатов в члены КПСС сержантов Сергея Чистякова и Николая Рублева, призывавшихся из шахтерского города Кемерова.

Постепенно служба вошла в рабочую колею: проводил полит­занятия, занимался организацией службы, ходил на проверки, выезжал по командам тревог... А еще - готовился стать отцом, и поэтому, не откла­дывая, начал капитальный ремонт офицерского дома, а заодно и строи­тельство складов заставы из местных подсобных материалов - шлака от угля и цемента. Благо оборудованием и цементом помог рыболовецкий колхоз «Новый Мир», с руководством которого у нас были очень тёплые, дружеские отношения.

Уже к первому моему отпуску в марте, основное здание офицерс­кого дома было построено, а склады - залиты шлакобетоном под самую крышу. С нетерпением ждал встречи с родившейся дочкой. Отпуск про­летел незаметно и вместе с семьей мы приехали на заставу. Жена не узнала наш офицерский дом! Первая «казенная» квартира была отдела­на не просто красиво, со вкусом, но, как она сама выразилась, «с душой»! Правда, радовались мы недолго, вскоре меня перевели в отряд, на должность помощника начальника политотдела по комсомольской работе.

И начались бесконеч­ные командировки на пог­раничные заставы и в комендатуры. В этот пери­од времени мною были освоены практически все средства передвижения, начиная с упряжки собак на заставе «Пуир», и кончая лошадьми на заставе «Терней». Кроме того, летал самолетами, на вертолетах, передвигался на ГТС-ках, автомобилях, кораблях и, конечно, поездах гремевшего тогда на всю страну БАМа!

Нынешняя молодежь понятия не имеет, что из себя представляла тогда комсомольская работа. Протоколы и различные собрания-заседания занимали в ней далеко не самое важное место. Главное было увлечь молодых пограничников, энергичных парней интересной увлека­тельной работой, занятиями спортом, стимулировать их на отличную службу, воспитание таких замечательных качеств, как взаимовыручка, дружба... Методы работы были самыми разными, в том числе - встреча с делегатом 18 съезда ВЛКСМ, шефская работа с местными ребятами из отрядов Юных друзей пограничников. А как интересно проходила Всесо­юзная комсомольская эстафета вдоль Государственной границы СССР, другие мероприятия!

Два года комсомольской работы пролетели незаметно, и я решил написать рапорт с просьбой направить меня на учебу в академию. Узнав об этом, мой непосредственный руководитель - начальник политотдела пограничного отряда полковник Соболев Николай Павлович - вызвал меня однажды к себе и «успокоил» своим решением, дескать, в этом году в академию решено направить другого офицера. Со Славой Захаровым, который тогда «перешел мне дорогу», мы встретились много позже, уже в Голицынском пограничном училище, куда я перевелся стараниями моего первого комдива - полковника Михаила Алексеевича Прудько. Именно он, узнав о моей несбывшейся надежде пройти обучение в Академии, предложил должность курсового офицера, работу по обучению и воспита­нию курсантов.

Вот где я с большим для себя удовольствием отдался любимому спорту. Везде и всюду на занятиях демонстрировал личный пример, показывал курсантам как нужно правильно выполнить то или иное упраж­ение, тренировал подчиненных на снарядах и дистанциях кроссов, марш-бросков.

Первый выпуск, первые благодарности... Набор новых курсантов, знакомство с новым офицерским коллективом, дружба семьями и общие заботы по воспитанию и обучению детей. Именно этим была наполнена вся моя жизнь.

С любовью и чувством гордости вспоминаю годы, проведенные под командованием начальника училища генерал-майора ПА Чиркина, начальника политотдела Л.Г. Бурого. Здесь, в пограничном училище, где когда-то пришлось учиться, продолжалась моя офицерская карьера. Именно здесь я прошел служебный путь от курсового офицера до старше­го преподавателя кафедры огневой подготовки.

Обучая курсантов, мы, офицеры, всегда старались учить их на личном примере, не чурались и черновой работы. Ведь те, кто служил на пограничных заставах, в отдаленных гарнизонах, хорошо для себя усвоили: нянек здесь нет и быть не может. Мало дать команду подчинен­ным: «Сделать и доложить!». Службу или хозяйственную работу нужно еще организовать! Если солдаты видят, что офицер может не только скомандовать, но и своими руками, на личном примере показать, как нужно выполнять задачи, думаю, авторитет его от этого только становил­ся только крепче. Мне, кстати, однажды очень пригодилась моя первая гражданская специальность сварщика. Уже будучи подполковником, совместно с Константином Сарсковым и прапорщиком Ершовым, пришлось варить металлические конструкции огневого городка. Работа была выполнена с высоким качеством, да я и сам с удовлетворением отметил: полученные еще в молодости навыки не утрачены!

Дух спортивного соперничества всегда присутствовал в нашем небольшом коллективе кафедры огневой подготовки, которой в разные годы руководили полковники Г.Г. Рыжков, М.В. Желудкович и B.C. Семенов. Практически все офицеры кафедры имели прекрасный уровень профессиональной подготовки и достойно представляли кафедру на спортивных соревнованиях и олимпиадах. Ниже второго места на протяжении многих лет мы не опускались. Не скрою, в моем личном архиве хранится целая кипа Почетных грамот и Дипломов за выигранные сорев­нования в своей возрастной категории. При случае, хвастаюсь ими перед внучкой.

В1994 году я принял решение уволиться в запас и устраиваться на гражданке. Первые шаги в новом качестве дались непросто. Благо, помог бывший товарищ по сборной училища Николай Уварин. У него в охранной фирме была собрана элита альфовцев и первые шаги моей охранной деятельности проходили под чутким руководством профессионалов. Затем появился самостоятельный участок работы - личная охрана бизнесмена, который помог мне приобрести новых друзей в эпоху неумо­лимо надвигающегося капитализма.

Жизнь богата на разные сюрпризы, в том числе и приятные. Случи­лось так, что судьба вновь свела меня с товарищем по комсомольской юности, дальневосточником, который был избран депутатом Госуда­рственной Думы. Он-то и предложил стать его помощником по московско­му региону. С этого времени я постоянно был в курсе политической жизни нашей страны, участвовал в подготовке различных документов, занимал­ся организаторской работой.

В гражданской жизни чувствуешь себя более свободно, есть вы­бор, куда приложить силы, опыт и знания. Сейчас я работаю в крупной строительной компании, и за результаты своей работы мне не стыдно.

Несмотря на возраст, продолжаю заниматься спортом, но, чаще всего, уже в качестве личного тренера моей любимой внучки. Лыжи и коньки, плавание и теннис, танцы и спортивные игры... Всему стараюсь ее научить и подготовить детский организм к школьным нагрузкам. В этом мне помогает вся дружная семья: супруга - Любовь Герма­новна, дочь Мария, подарившая мне внучку и внука, а также сын Андрей, от которого я также жду внуков. Если получается, с удовольствием общаюсь со своими однокашниками по пограничному училищу.