Хроленко Виктор Яковлевич

Хроленко Виктор Яковлевич, родился 15 августа 1953 года в городе Абакане, в семье государственного служащего.

Учился в 12-й учебной группе. Курсовые офицеры - капитан А. Дайбов и старший лейтенант В. Мордовии. Командир отделения -Юрий Евдокимов.

После окончания второго курса Высшего пограничного военно-политического училища КГБ СССР по состоянию здоровья был вынужден оставить службу и продолжить обуче­ние на экономическом факультете Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова.

В 1985 году создал компанию «Белка интернешенал», которой руководил в течение 15 лет.

> Активно занимался издательской деятельностью и бизнесом, содействовал распространению за рубежом творчества Бориса Гребенщикова, организовал телевизионный проект «Артем Боровик на службе в американской армии», ставшим очень популярным не только в России, но и в США.

Организовал издание на английском языке и распрост­ранение за рубежом свыше тридцати книг известных советских и российских авторов, в том числе, Юрия Трифонова, Ильи Глазунова, Владимира Солоухина, мемуаров первого Президента России Б.Н. Ельцина.

После распада СССР организовал компанию - «Белка Трейдинк», а в последующем, после избрания Амана Тулеева Губернатором Кемеровской области, возглавлял Совет директоров ОАО «Кузбасразрезуголь». В течение двух лет занимался проблемами добычи и реализации угля, содействовал экономическому подъему региона.

В 2002 году организовал новый бизнес, связанный с добычей марганца и производством ферросплавов, крайне важный для нужд страны и развития трех крупнейших регионов России - Кемеровской области, Республики Хакасия и Красноярского края.

Женат, жена Сантия - гражданка США, в настоящее время -домохозяйка, перевела около 40 книг c русского на английский язык.

Дочь, Наташа - помощник продюсера в Голливуде.

Сын, Демьян - инструктор по спорту в Калифорнии.

Воспоминания

Город Абакан, то место, которое на карте страны сходу найдет далеко не каждый. В лучшем случае скажет - Сибирь, глухомань... И будет, в принципе, прав. Но именно этот город стал для меня малой Родиной, тем местом, где я родился и вырос. Места у нас действительно суровые, зимы - снежные, морозные. Зато сибиряки - народ крепкий, надежный, работящий. Суровая среда обитания, вне всякого сомнения, накладывает отпечаток на характер и поступки, образ мыслей людей. Здесь не рассуждают и не сомневаются, когда кому-то требуется помощь, поддержка, человеческая участие. Каждый помогает, чем может. Чувство взаимовыручки, крепкого, надежного плеча друга - это то, что я ощутил и усвоил с раннего детства.

Родился и вырос я в интеллигентной, как тогда говорили, семье. Отец, Яков Борисович, работал заместителем Председателя областного исполкома Хакасии. Был весьма крупным в масштабах всего сибирского региона руководителем. Мама, Екатерина Трофимовна, работала врачом в городской больнице.

Воспитываясь в такой семье, я с детских лет много читал, хорошо успевал в школе, занимался спортом. У нас дома была большая библиотека, поэтому я всегда, не выходя из дома, имел серьезную интеллектуальную подпитку. В юности больше всего меня захватывала приключенческая литература, книги о войне, летчиках, разведчиках, пограничниках. Под их воздействием постепенно формировалось мое мальчишеское мировоззрение.

Отец и мама большую часть времени проводили на работе. Особенно, отец, который даже в выходные дни частенько выезжал на разные объекты, стройки, словом, «горел на работе». Тем не менее, родители всегда живо интересовались моей учебой. В детстве, как и у всех мальчишек, случалось всякое: спорили до хрипоты по поводу забитого на футболе мяча, иногда выясняли отношения с парнями из соседнего района, но в основном каждый из нас воспитывался в правильном направлении и, конечно же, задумывался о своем будущем. На эту тему я не раз беседовал с отцом. Особенно, когда учился в девятом и десятом классах. Он высказывал мне разные советы по выбору будущей профессии, рассказывал о разных гражданских специальностях, но мне постоянно хотелось чего-то большего, связанного с возможностью как-то проявить себя. А поскольку во времена моего юношеского взросления героико-патриотическое воспитание молодежи было поставлено очень хорошо, то к моменту окончания школы я твердо решил поступать в пограничное училище. Больше всех этому решению первоначально противилась моя мама, ясное дело, переживала за меня. Тем более, в газетах было много публикаций о вооруженном конфликте на советско-китайском участке границы, погибших пограничниках. Однако сибирский характер дал о себе знать, и я твердо заявил родителям: «Хочу служить на границе!».

Мне повезло. Несмотря на огромный конкурс (свыше 10 человек на место!), в 1971 году я поступил в Московское высшее пограничное училище на политический профиль. Седьмым учебным дивизионом тогда командовал подполковник Г.В. Небритое - образец офицерской вып­равки, манер, четкости в постановке задач. Всем своим видом он всегда подчеркивал, что его команды - не обсуждаются, а выполняются. Причем, - точно, беспрекословно и в срок, как требует того устав. Для всех нас Небритое, безусловно, стал примером для подражания. Много лет спустя, работая уже в гражданских условиях, я часто ловил себя на мысли: военная «косточка» и во мне осталась. Ставя задачи подчиненным, я всегда требую от них четкого и беспрекословного выполнения. Терпеть не могу людей неорганизованных, забывчивых, нерешительных. С такими «кашу» никогда не сваришь!

Ну а первые два курсантских года оказались, с одной стороны, очень трудными, особенно на первом курсе, девизом которого были слова «Без вины виноватые», а с другой - очень полезными и насыщенными. Мы с интересом изучали новые для себя учебные дисциплины: высшую математику, педагогику и психологию, иностранный язык, курс истории и т.п. Однако больше всего в памяти запечатлелись, конечно же, выезды в Полевой учебный центр. Изнуряющие марш-броски, с полной боевой выкладкой, стрельбы из боевого оружия, пограничная подготовка на учебной пограничной заставе, отработка действий заставы по поиску и задержанию «нарушителей» государственной границы, автомобильная подготовка - все это оставило яркие и незабываемые впечатления.

Со второго курса наша учеба продолжилась уже в стенах Голицынского высшего пограничного военно-политического училища. Мы активно осваивались на новом месте: участвовали в субботниках и воскресниках по благоустройству территории и, параллельно, грызли «гранит науки», совершенствовали знания и физическую закалку. Было, по-прежнему, очень трудно, особенно ребятам, которые были недостаточно развиты физически. Тем, не менее, мы уже повзрослели, заматерели, набрались опыта, а главное - сдружились, научились помогать друг другу. Девиз второго курса - «Приказано выжить!» уже не нес в себе прежней безысходности, но по-прежнему требовал от каждого из нас сгруппироваться и обязательно справиться со всеми трудностями.

К сожалению, существовавший уклад курсантской жизни, я бы сказал - служба и физические нагрузки на грани возможного - имели и отрицательный эффект. Небольшая часть курсантов-второкурсников, все же была вынуждена по уважительным причинам оставить службу и учебу. В их число попал и я. Подкачало здоровье. Пришлось уволиться в запас и как-то искать себя в новой, теперь уже гражданской жизни.

Должен сказать, что время учебы в пограничном училище оказалось для меня не потерянным понапрасну. Уровень преподавания в училище был достаточно высок. Как результат, я без особых проблем сдал экзамены и успешно поступил на экономический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова.

Учебу в гражданском вузе, разумеется, нельзя сравнивать с военно-учебным заведением. С одной стороны, здесь - «вольница», ты сам планируешь свой день, готовишься к семинарам, зачетам, экзаменам или... вечером спешишь на танцы, на свидание к девушке. Или просто пьешь пиво, бьешь баклуши, отдыхаешь.

На тебя никто не давит, не требует дисциплины и исполнительности, не будит по утрам громогласным голосом: «Группа, подъем!». Но внешняя «демократичность» весьма обманчива. Не подготовился к зачету или экзамену, - преподаватель мягко улыбнется тебе в лицо, слегка пожурит, а в журнале поставит... жирный «неуд»! Не сделаешь для себя должных выводов, появятся «не зачеты», пересдачи, задолженности, а затем - позорный вылет из Университета. К счастью, я вовремя это понял, и старался учиться без «хвостов».

Были и другие трудности. К примеру, уже на 3-м курсе я решил перейти с дневного отделения на вечернее. Хотелось меньше зависеть от родителей материально. Для пополнения скудного студенческого бюджета пришлось заняться подработкой, да и вопрос с пропиской не терял актуальности. А затем произошло еще одно очень важное в моей жизни событие. Я встретил девушку с необычным, но красивым именем Синтия. Она сразу произвела на меня сильное впечатление. Прежде всего, своей внутренней раскованностью, оптимизмом, чувством юмора и одновременно серьезным отношением к учебе, делам, отношениям с людьми. Я почувствовал, что это именно та девушка, с которой я мог бы разделить свою судьбу. Проблема заключалась лишь в том, что моя любимая девушка оказалась... гражданкой США.

Думаю, нет необходимости объяснять, что это значило в те годы. США практически официально являлись тогда нашим главным военным и идеологическим противником, «жандармом человечества», «оплотом империализма» и т.п. Любые контакты с гражданами западных стран, а особенно США, воспринимались почти как... измена Родины! Сам я, конечно, понимал всю абсурдность подобных обвинений, но, как гласит народная мудрость, плетью обуха не перешибешь!

И все же, несмотря на большой морально-психологический прессинг и беседы «профилактического» характера, я женился на Сантии. У нас счастливая семья, двое детей, мы вместе живем уже долгие годы. Но тогда все было зациклено на том, что гражданин СССР вступил в отношения с гражданкой США! И звучало это почти как содеянное преступление.

Результат моего решения не заставил себя долго ждать: я потерял московскую прописку, а заодно и работу, учебу. Мою молодую жену выслали из СССР. И лишь спустя три года нам милостиво разрешили жить... в Сибири.

Еще через год моя жена получила работу в Москве, и мы вновь переехали жить в столицу. В 1979 году у нас родилась дочь. Я стал заниматься бизнесом с зарубежными партнерами. В 1985 году создал собственную компанию «Белка интернешенал» и возглавлял ее в течение около 15 лет.

Что из себя представлял бизнес 85-го года «разлива», сейчас понимает практически каждый: отсутствие необходимого законодательства, бандитские «крыши» и разборки, нередко с применением огнестрельного оружия, и даже физическое устранение конкурентов... Не хочу сказать, что в моей практике имел место быть весь «ассортимент» нарождающегося капитализма в России, но времена были не из легких. Это - точно! Моя фирма в какой-то мере даже «прославилась» на страницах популярного сайта «Компромат.ру».

Бизнес предполагает не только банальную работу в духе «купи-продай». Да, с одной стороны, чтобы развиваться, нам необходимо было получать прибыль, новые финансовые ресурсы, с другой - хотелось получать от своей работы моральное удовлетворение. Так постепенно я пришел к необходимости заняться издательской деятельностью, а также бизнесом, связанным с раскруткой за рубежом, включая США, наших популярных эстрадных исполнителей, известных журналистов, писателей, художников. В результате мы, к примеру, наладили выпуск и распространение пластинок с песнями Бориса Гребеньщикова. Со временем созрел еще один интересный проект, который также должен был изменить к лучшему отношение американцев к России. Проект «Артем Боровик на службе в американской армии» стал очень популярным не только в России, но и в США.

Могу привести еще один пример: после посадки легкомоторного самолета Руста на Красную площадь в Москве, мы получили эксклюзивные права на освещение всех событий, связанных с этим человеком. Тогда, напомню, полет «посланца мира» и «человека без границ» наделал много шума. Своих должностей лишились ряд высокопоставленных военных, а сам летчик, нарушивший государственную границу СССР, был осужден и отбывал наказание на территории нашей страны. Скандальный случай широко обсуждался во многих странах мира.

В 1987 году я впервые выехал за рубеж. Самое главное впечатление, которое я вынес из поездки: жить за «железным занавесом» ущербно, прежде всего, для страны, которая обрекла себя на такую жизнь. На фоне наших пустых магазинных полок, угрюмых, раздраженных, плохо одетых людей, Европа и Америка блистали комфортом, сытой, размеренной жизнью, а главное - нескончаемыми улыбками, приветливостью, гостеприимством проживающих здесь граждан. Все они буквально светились счастьем, были удивительно раскованы, свободны в своих высказываниях, для них не существовало «запретных тем». Разговаривая, они не оглядывались по сторонам, опасаясь, что рядом оказавшийся гражданин неожиданно окажется «гэбэшником»!

Я вдруг понял воочию, что значит неправильно избранный политический курс, изматывающая экономику гонка вооружений, замшелая преданность «идеалам марксизма» и прочим, исковерканным и извращенным за десятилетия идеологическим догмам. Конечно, наш великий Советский Союз рухнул не просто так, он угробил себя собственными нежизнеспособными догматами!

Повторюсь, занимаясь бизнесом, я всегда хотел, чтобы он приносил не только «бабки», но содействовал скорейшему выздоровлению моей Родины, разрушению искусственно созданной стены между Россией и всем остальным миром. Именно поэтому я взялся за выпуск на английском языке книг наших великих соотечественников. В 1980 году вышла в свет первая книга «Дом на набережной», Юрия Трифонова, в последующем - воспоминания художника Ильи Глазунова, размышления о Ленине Владимира Солоухина. Всего нами было издано около 30 книг, включая имевшие немалый интерес на Западе и в Америке мемуары первого Президента России Бориса Ельцина. Несколько экземпляров этих книг на английском языке я подарил при личной встрече Борису Николаевичу Ельцину, и получил от него слова благодарности и признательности.

Естественно, издательский бизнес - интересный, творческий, но скорее это был бизнес для души. Он не приносил ощутимых прибылей и воспринимался мною как второстепенный, вспомогательный. С учетом моего экономического образования, хотелось попробовать себя в реализации более крупных проектов. К тому времени, канул в Лету великий и могучий Советский Союз, ситуация в стране становилась все хуже. Дефицит стал всеобщим и грозил непредсказуемыми последствиями. В это время я и решил создать компанию «Белка Трейдинк».

Первые контракты предполагали поставку в нашу страну качественных алкоголя и сигарет. Затем я занялся поставками и торговлей нефтью, нефтепродуктами, цветными металлами. Постепенно нарабатывался необходимый опыт взаимодействия с клиентами, взаимных расчетов, расширялась клиентская база. Получаемая прибыль позволяла расширять бизнес, вкладывать свободные средства в более перспективные направления и проекты. Словом, работа шла. И хотя приходилось вертеться, как «белке в колесе», трудиться без нормального отдыха и выходных, но зато и результат был значительным.

Бизнес всегда предполагает поиск наиболее оптимальных, взаимовыгодных решений. Работая в Москве, я постоянно размышлял о том, как использовать богатейшие возможности своей малой Родины -сибирского региона. После избрания Амана Тулеева Губернатором Кемеровской области он предложил мне возглавить Совет директоров ОАО «Кузбасразрезуголь». В течение двух лет я плотно занимался проблемами добычи и реализации угля.

Назвать эту работу чистым бизнесом, полагаю, нельзя. Надо иметь в виду, что в тот период времени в стране то и дело возникали шахтерские забастовки. Каски шахтеров все громче и требовательней стучали по брусчатке у Белого дома. Люди выдвигали вполне справедливые требования: работы, достойной зарплаты, возможности кормить свои семьи... Для выполнения этих требований надо было срочно пробить образовавшиеся тромбы в экономике, финансах, поставках и реализации продукции, и в первую очередь угля. Малейшая неразворотливость в этом деле грозила серьезными политическими последствиями - требованиями отставки Правительства страны, региональных органов власти.
Моя работа была исключительно сложной и кропотливой. Не скрою, частенько, я находился на грани нервного срыва. В это время, регулярно встречаясь с Губернатором Кемеровской области, я понимал, что ему еще труднее. На его «шее», помимо производственных проблем, висела еще и социалка, нищенские пенсии, безработица, ветхое жилье, порой, возникавшие ЧП на шахтах, в том числе, связанные с гибелью людей. И еще сотни других больших и малых проблем. Аман Тулеев в какой-то мере был человеком, у которого я брал уроки «держать удар», несмотря ни на что «разруливать» кризисные ситуации, добиваться успеха.

Сейчас Кемеровская область - динамично развивающийся регион. Шахтеры выдают на гора свой уголёк, подписаны многомиллионные контракты и организован на годы вперед сбыт угля поставщикам, в том числе за рубеж. Даже недавний мировой кризис существенно не повлиял на общую ситуацию в области. Лично мне это доставляет большое моральное удовлетворение. Значит, все наши усилия были не напрасными!

В 2002 году я организовал новый бизнес, связанный с добычей марганца и производством ферросплавов, который затрагивает интересы сразу трех крупнейших регионов страны: Кемеровской области, Республики Хакасия и Красноярского края. Данное направление мне показалось очень интересным и перспективным. Почему? Ферросплавы, которые выплавляются из марганцевых руд, продукция в высшей степени необходимая для современной металлургии, а значит и экономики страны. Без нее невозможно выплавлять высококачественный чугун, сталь и сплавы, используемые затем во всех ведущих отраслях промышленности. Проблема в том, что сейчас Россия испытывает острую импортную зависимость от поставок марганцевой руды.

До распада Советского Союза, Госплан делал ставку по их добыче на территории союзных республик, в частности, Грузии, Украины и Казахстана. Как только «общее хозяйство» распалось, возникла очень серьезная народнохозяйственная проблема. В принципе, в стране есть разведанные запасы марганцевой руды с общим запасом примерно 150 млн. тонн. Они были открыты еще в 30-х годах прошлого века. Но разведать, еще не значит быстро организовать их добычу и доставку по назначению.

ЗАО «ЧЕК-СУ. ВК», где я являюсь Председателем Совета директоров, получило в 2005 году лицензию на пользование недрами Усинского месторождения марганцевой руды в Кемеровской области. В его недрах, по экспертным оценкам, находится около 100 млн. тонн руды. Летом прошлого года наша компания и государственная корпорация «Внешэкономбанк» подписали соглашение об открытии кредитной линии по финансированию данного проекта. И в настоящее время разворачивается практическая реализация данного проекта.

Чтобы понять, насколько масштабны предстоящие работы, достаточно сказать: проект подразумевает создание горно-металлурги­ческого комплекса по добыче и обогащению марганцевой руды, произ­водству ферросплавов, не имеющего аналогов в России. Он позволит обеспечить 30 - 40 процентов имеющейся сейчас на отечественном рынке потребности в ферросплавах. Примечательно, что на данный момент в стране вообще нет подобных производств полного цикла.

И еще. В соответствии со «Стратегией развития металлургической промышленности России на период до 2020 года» планы нашей компании по созданию горно-металлургического производства включены в Перечень основных инвестиционных проектов металлургического комплекса страны. Другими словами, отступать некуда! Раз уж мы взялись за это ответственное дело, то оно, безусловно, должно быть выполнено.

В настоящее время ЗАО «ЧЕК-СУ. ВК» имеет свои представительства в Москве, филиалы дочерних предприятий - в Республике Хакасии, Кемеровской области и Красноярском крае. Бизнес-план предполагает строительство объектов горно-обогатительного комбината, а именно - карьера, обогатительной фабрики, объектов производственной и социальной инфраструктуры. Многое предстоит сделать в плане организации транспортной инфраструктуры, в частности, на территории Республики Хакасия.

Данный проект очень важен и с социальной точки зрения, ведь параллельно с производственной инфраструктурой будет создаваться социальная, появятся новые тысячи рабочих мест. Люди будут получать достойную зарплату, большие перспективы открываются перед молодыми специалистами, с точки зрения их карьерного роста. Мощный толчок своему развитию получат все три крупнейших упомянутых мною региона страны.

Я сознательно более подробно остановился на сфере деятельности возглавляемой мною компании. Дело в том, что бизнес в России все еще имеет ущербную репутацию. Масла в огонь частенько подливают российские и зару­бежные средства массовой инфор­мации, тиражируя, скажем, отдых отдельных известных персонажей в Куршавеле, на Юге Франции, Кари­бах или Мальдивах, в других экзоти­ческих местах. Бутылка «Шампанс-кого» за 1000 евро, длинноногие девушки из эскорта сопровождения VIP-персон, покупки островов и яхт-информация «вкусная», идущая на «Ура!».

Другое дело - бесконечные командировки, мрачный карьер, промозглый северный ветер, грязь по колено... А еще - бессонные ночи, ответственные решения, риск потерять вложенные средства, попытки рейдерских захватов и прочие «прелести» российской специфики рыночных отношений. Понятие «российский бизнес» - многогранное понятие. На мой взгляд, период его взросления уже близится к концу, эпоха бизнесменов, специализирующихся на проектах «купи-продай» канула в прошлое. Им на смену приходят люди, реально поднимающие экономику страны, делающие ее краше и богаче. Лично я вижу себя именно в этом качестве.

...Каждый раз, выезжая за границу, я с улыбкой наблюдаю за сосредоточенными лицами пограничников. Так и хочется им сказать: «Как поживаете, коллеги?». Но каждый раз сдерживаюсь. Понимаю, у них - служба! Им нельзя отвлекаться ни словом, ни жестом. Они боятся пропустить нарушителя границы, точно также, как боялся упустить своего «нарушителя» я, действуя в составе учебного пограничного наряда в подмосковном учебном центре.

Все правильно! В государстве должен быть порядок! И начинаться он должен на границе! Я в этом глубоко убежден, поскольку все минувшие годы считал и продолжаю считать себя пограничником!