Заиченко Иван Михайлович

Заиченко Иван Михайлович, родился 4 сентября 1951 года в Ростовской области.

Срочную службу проходил в Арташатском погранотряде Крас­нознаменного Закавказского пог­раничного округа: рядовым, кур­сантом, сержантом. Занимал долж­ности: стрелка, командира отделе­ния, командира взвода.

С сентября 1971 года - курсант Алма-Атинского высшего погра­ничного командного училища им. Ф.Э. Дзержинского. В дальнейшем про­должил учебу в Голицынском военно-политическом училище им. К.Е. Ворошилова.

Учился в 13-й учебной группе. Курсовой офицер - капитан Федосеев Валерий Иванович. После выпуска из училища продолжил службу в должности заместителя начальника заставы «Николаевка» по политической части Курчумского погранотряда Восточного пограничного округа. В дальнейшем, до 1982 года, проходил службу в должностях замес­тителя начальника Бахтинской школы сержантского состава и инструктора политотдела в Маканчинском погранотряде.

В 1981 году в составе Сводного боевого отряда «Сархад» выполнял интернациональный долг в Республике Афганистан, являлся заместителем командира по политической части.
С декабря 1982 по май 1995 гг. служил в должности старшего инструктора политотдела, секретаря партийной комиссии при политотделе Небит-Дагского пограничного отряда, начальника отдела огневой и физической подготовки.

В дальнейшем проходил службу в Воронежском погра­ничном отряде особого назначения Западной группы пограничных войск ФСБ России. Участвовал в установлении Государственной границы Российской Федерации в Республике Дагестан.

Заочно окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС в Баку./p>

Кандидат в мастера спорта по гиревому двоеборью, имеет первый спортивный разряд по стрельбе и военному троеборью./p>

За образцовое выполнение воинского долга награжден государственными наградами, в том числе медалью «За отличие в охране государственной границы СССР»./p>

С октября 1998 года - подполковник запаса. Профес­сионально занимается воспитанием учащейся молодежи. Проживает в Воронеже.

Воспоминания

Село Михайловка Ефремовского сельского совета Неклиновского района Ростовской области для меня самое дорогое. Именно здесь я родился, здесь прошли беззаботные годы моего детства и юности.

С особой теплотой я всегда вспоминаю своих родителей, простых сельских трудяг-честных, добросовестных, работящих. Наверное, имен­но на таких как они, и держится наша Россия. Мои родители: отец -Михаил Данилович и мама - Мария Митрофановна многие годы с утра и до позднего вечера работали в колхозе «Память Ильича». Всегда ходили в передовиках производства, и мне с юных лет привили уважение к труду, в том числе - по дому, по хозяйству.

Детство, несмотря на не слишком высокий материальный доста­ток в семье, запомнилось озорными, нескончаемыми играми на улице. С утра, перехватив кое-как на завтрак, я убегал с ребятами на рыбалку или просто на природу. Частенько мы играли в войну, устраивали спортивные соревнования: по футболу, бегу, метанию учебных гранат, прыжкам в длину или в высоту.

Весной, когда таял снег, пригревало солнышко, и повсеместно текли ручьи, мы с ребятами устраивали охоту на сусликов. Конечно, садизмом никто не занимался и над бедными животными не измывался. Но каждый из нас помнил: надо принимать меры к сохранности урожая, а суслики были из тех, кто этот самый урожай растаскивал по своим много­численным норкам. Конечно, «охота» сводилась к соревнованию, кто больше выкурит (точнее-выльет) сусликов из нор.

Охотно участвовали мы и в общественных делах. К примеру, занимались сбором металлолома, вторсырья, в том числе макулатуры. Такая работа была полезна, но, главное, она сплачивала нас, позволяла почувствовать себя человеком полезным обществу, стране.

В зимнее время все мы с удовольствием играли в хоккей, катались на лыжах. Особенно всем нравился хоккей, здесь можно было продемо­нстрировать твердость своего плеча, по состязаться в скорости передви­жения по площадке, ну, а если удавалось загнать шайбу в ворота против­ника - восторг был просто неописуем!

Хочу отметить, что в годы моей юности, спорт был поистине массовым явлением. Во-первых, каждый из нас получал хорошую физи­ческую закалку и мог всегда похвастаться «мужской фактурой»: крепкими мышцами и прессом, хорошей осанкой. Условия для занятий спортом были превосходными: стадионы, гимнастические городки, спортивный инвентарь - все, что требовалось, было в наличии. При этом - абсолютно бесплатно! Во-вторых, каждый парень мечтал служить в армии. И не просто служить, а там, где труднее всего: на границе, в воздушно-десантных войсках, в танковых подразделениях. Все мы знали, что впереди строгая медицинская и отборочная комиссия в военкомате. К встрече с ней, нужно было подготовиться, как следует. В-третьих, как я уже говорил, спорт был отличным способом сплочения парней, укрепле­ния дружбы в коллективе. А дружба, как известно, основа всего!

Итак, начальную школу я закончил в селе Михайловка. А уже с пятого класса перевелся учиться в Ефремовскую среднюю школу. В первой и четвертой четверти, пока позволяли погодные условия, доби­рался до школы на велосипеде. Ну а если погода портилась и на дороге начиналась распутица, тут была только одна возможность добраться до школы-пешком!

Во второй и третьей четверти, пока на улице лютовали морозы, я вместе с другими ребятами из близлежащих сел, жил в школьном интер­нате. Конечно, этот вариант был для нас более подходящим, поскольку не требовалось просыпаться рано утром, да и жить сообща - веселей. Единственный «минус» на этот счет - отсутствие рядом заботливых, добрых материнских рук, ее угощений чем-то вкусненьким, серьезных разговоров с отцом на самые разные темы.

Учеба в школе шла вполне успешно. Я успевал по всем дисципли­нам. Моим любимым предметом была история, которую преподавала у нас Нина Андреевна Светличная - замечательный педагог, очень чуткий, отзывчивый человек. Ее рассказы по теме мы слушали буквально с открытыми ртами, насколько много она знала и интересно рассказывала!

Очень нравились также география и физкультура.

Как и все школьники, я постоянно участвовал в трудовой практике. Суть ее заключалась в прополке сельскохозяйственных культур. Занятие это было весьма однообразное. К концу дня спина - аж гудела, но ничего, сил оставалось еще и на футбол и на школьные проказы. А еще нас привлекали к стрижке овец, уборке урожая на колхозном поле. Повзрос­лев, я стал работать помощником комбайнера, чем страшно гордился.

Школьные годы пролетели незаметно. Не успел оглянуться и -вот она, взрослая жизнь! Посоветовавшись с отцом, я решил попробовать себя автоэлектриком. Устроился работать в Таганрогскую автоколонну № 1423. Именно там и работал до самого призыва в армию. Не скажу, что эта работа мне очень уж нравилась, но она позволяла зарабатывать «свои кровные», не чувствовать себя в семье нахлебником.

В ноябре 1969 года мне прислали долгожданную повестку из Таганрогского городского военкомата, и вскоре я был направлен на службу в пограничные войска КГБ СССР. В то время я и предположить не мог, что служба моя растянется аж до 1998 года.

Наблюдая за ребятами, которые поступали вместе со мною в Алма-Атинское высшее пограничное командное училище, я понимал, что в главном оказался прав: вчерашние школьники испытывали неимовер­ные трудности, будь-то на дистанции кросса или гимнастическом город­ке. Я уж не говорю об экзаменах. Да и в последующем, на первом курсе обучения, они все никак не могли толком понять специфику организации службы в пограничном наряде. Терялись на стрельбище, неизменно «дергая» за спусковой крючок, вследствие чего мишени оставались девственно чистыми, а преподаватель терял остатки терпения и т.д.

Те из курсантов, кто прошел школу срочной службы, выглядели куда более уверенно и оценки, соответственно, получали выше. Мне в этом смысле повезло на учителей. Еще до поступления в пограничное училище я прошел свои солдатские университеты на участке Арташатского погранотряда Краснознаменного Закавказского погранич­ного округа. Сначала, как и все, служил рядовым солдатом. Зарекомендо­вал себя на учебном пункте, как сказал мой командир отделения, «толко­вым парнем». А раз так последовало предложение пройти курс обучения в школе сержантского состава. Так я стал курсантом, а в последующем и сержантом, командиром отделения, командиром взвода. Граница с Турцией, где я служил, была довольно активным и напряженным участком. То и дело пограничники застав участвовали в поиске и задержании нарушителей государственной границы, погранич­ного режима, по ночам мотались по «сработкам» сигнальных систем. Практически еженедельно мы получали ориентировки по поводу разыски­ваемых органами МВД лиц. Все это заставляло нас находиться в повы­шенной степени боевой готовности.

Вспоминая сейчас месяцы срочной службы, скажу честно: в памяти запечатлелись тяжелые условия службы, особенно в летнее время: жара, большие физические нагрузки, бессонные ночи. Кроме того, всем нам необходимо было постоянно участвовать в занятиях по боевой и политической подготовке, поддерживать себя в отличной физической форме. Короче говоря, именно тогда я в полной мере понял смысл термина «тяжелый солдатский труд». И все же, эти нагрузки не сломили, а только закалили меня. Уж очень хотелось, чтобы в родной Михайловке обо мне узнали как об отличном солдате и пограничнике, а не хлюпике, который спасовал перед первыми же трудностями. Эта благородная цель помогала мне стойко переносить все тяготы и лишения службы, неизмен­но находиться в числе передовиков.

Таким образом, став курсантом пограничного училища: сначала Алма-Атинского, а затем и Голицынского, я чувствовал себя уже достаточ­но уверенно. Это было чувство «бывалого солдата», который знает, что и как надо делать, может показать пример на том же стрельбище, поддер­жать отстающего товарища. Именно так я в последующем и поступал.

Годы учебы в училище, оставили о себе самые добрые воспоми­нания. С большой теплотой я вспоминаю своих близких друзей - Володю Сидельникова, Виктора Пузрякова, Лёшу Руденко, Виктора Гашенко, Виктора Шилкина, Александра Нарбекова, Виктора Рачек и многих других. Ребята, как мне вас всех не хватает!

И еще. Я убежден: всем нам надо в пояс поклониться нашим преподавателям, командирам, которые «вылепили» из нас настоящих офицеров. Осознание того, что лично я состоялся как офицер, впервые пришло ко мне во время войсковых стажировок: на учебной пограничной заставе в Ленинаканском пограничном отряде (граница с Турцией) Закавказского округа и в Сыктывкарском погранотряде Северо-Западного пограничного округа (граница с Финляндией). Это проявилось, прежде всего, в четком понимании того, как надо организовывать службу и полноценно действовать в роли офицера. Лично я не испытывал каких-то трудностей ни в составлении плана охраны границы на сутки, ни в прове­дении занятий по боевой и политической подготовке, ни во взаимоотно­шениях с личным составом. Понимаю, это может прозвучать несколько самоуверенно с моей стороны, тем не менее, все так и было. За этим, я уверен, кроется высокое качество обучения курсантов, мастерство наших преподавателей.

После выпуска из Голицынского пограничного училища я был назначен заместителем начальника заставы «Николаевка» по политичес­кой части Курчумского погранотряда. Восточный округ, как и всякий другой, имел свою специфику. Места здесь суровые, но офицеры служили очень опытные, добросовестные, а главное - всегда готовые оказать помощь и содействие в любых вопросах. Так что я, как молодой офицер, был окружен повышенной заботой и вниманием, и период становления в первой офицерской должности прошел без особых проблем.

В сентябре 1976 года в моей службе произошли изменения. Вначале был назначен на должность заместителя начальника заставы Бахтинской школы сержантского состава. На эту должность я согласился, поскольку сам, как выпускник школы сержантского состава, знал специ­фику этой работы до «мелочей». Конечно, она отнимала много сил и времени. Приходилось не только проводить занятия и инструктажи, но кропотливо заниматься индивидуально-воспитательной работой. Я глубоко убежден: когда знаешь, что у солдата или курсанта на душе, тогда можно выбрать правильный инструментарий воспитательного возде­йствия на него. И результат обязательно будет положительный! Практи­ческая служба подтвердила правоту моих замыслов и действий. Командо­вание не раз с положительной стороны отмечало мою службу, и я продол­жал двигаться дальше по служебной лестнице. Вскоре стал инструктором политотдела.

Своему первому начальнику заставы старшему лейтенанту Юрию Петровичу Хмелевскому я и сейчас могу сказать: «Благодарю за станов­ление!». А еще этот год службы на первой заставе запомнился самым знаменательным событием в моей жизни - рождением сына Романа. Супруга Юрия Петровича - Раиса Кирилловна - замечательный человек, очень помогла мне в воспитании маленького сына в тот сложный период, когда мы волею судьбы остались без мамы. Такое забыть не возможно!

1981 год - это особая страничка в моей служебной биографии. В этом году я был назначен на должность заместителя командира Сводного боевого отряда «Сархад» по политической части, выполнял интернацио­нальный долг в Республике Афганистан. Поначалу все воспринималось непривычно, к примеру, высокогорье, где только камень, снег и лед. Ничего, со временем привык. Мы участвовали в боевых операциях, патрулированиях, засадах, перекрывали горный перевал «Барагиль» на высоте 3925 метров над уровнем моря. Фактор риска, осознание, что это не игра в «воинушку», а реальное противостояние хорошо подготовленно­му противнику - вооруженным бандформированиям душманов - дал о себе знать с первыми реальными потерями...

В боевой обстановке существуют свои приоритеты, в том числе в организации политической, воспитательной работы с личным составом. С одной стороны, вышестоящие инстанции требовали от нас проведения все тех же политических занятий и инструктажей, а с другой - если ты не в солдатском строю, не на переднем крае, там, где стреляют, твое слово перестает иметь сколько-нибудь важную ценность. Личный пример - вот главное в воспитательной работе в боевой обстановке. Я убеждался в этом многократно на собственной практике. Остальное - вторично, не существенно!

После Афгана, последовал мой перевод по службе в Среднеази­атский пограничный округ. Как шутили тогда кадровики, передвигаем тебя, дескать, поближе к Европе. Постепенно доберешься до любимого всеми офицерами - Западного пограничного округа, где не служба, а мёд, не природа - а райский уголок на Земле. Но все это было в будущем, а пока что я наслаждался «красотами» Небит-Дагского пограничного отряда. Здесь я служил вначале старшим инструктором политотдела, а затем секретарем партийной комиссии при политотделе Небит-Дагского пограничного отряда.

Здесь также произошла памятная веха в моей служебной биогра­фии: я перешел на штабную работу, точнее, стал начальником огневой и физической подготовки. Что сыграло здесь свою роль? Сказать по правде, хотелось новых ощущений. К тому времени, я уже стал подполковником -расти некуда (должность не позволяет). А к спорту я всегда был неравно­душен, вот и согласился поработать в этом направлении. Готовил отряд­ную команду к окружным соревнованиям, совершенствовал спортивные городки погранзастав и подразделений, организовывал физические тренировки пограничников, игры по футболу с командами города...

Переводы всегда немного неожиданны. Вот и в этот раз, мне внезапно последовало предложение перейти на должность начальника физической подготовки и спорта Воронежского пограничного отряда особого назначения Западной группы пограничных войск ФСБ России. Это предложение я принял с удовольствием, и потекли служебные будни в новых условиях.

О специфике нашей службы особо распространяться не стану, скажу лишь, что в 1995 - 1996 гг. наш отряд участвовал в установлении Государственной границы России на территории Республики Дагестан (участок границы с Азербайджаном) и в Ростовской области (на границе с Украиной). Организация охраны границы на новых рубежах дело всегда очень непростое, а если это Дагестан, где почти ежедневно стреляют или что-то взрывают, то, не трудно догадаться, скучать нам не приходилось.

Что еще? В академию «прорваться» не довелось - начальству виднее. Тем не менее, успешно окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Хочется отметить, что на хороших командиров мне всегда везло. Николай Оверкович Скакун (начальник политотдела Маканчинского погранотряда), Владимир Васильевич Волков (начальник Небит-Дагского погранотряда), Сергей Анатольевич Штыкулин (начальник политотдела Небит-Дагского погранотряда) сыграли большую роль в моей службе, всегда отличались не только командирской требовательностью, но и товарищеской заботой, участием.

Практически весь период офицерской службы, следуя заветам нашего командира дивизиона полковника Михаила Алексеевича Прудько, активно занимался спортом. Особенно увлекался футболом, волейбо­лом, гиревым спортом. Выполнил норматив кандидата в мастера спорта по гиревому двоеборью, норматив 1-го спортивного разряда по стрельбе и военномутроеборью.

Служба - это не только напряженная офицерская работа, но еще и активный отдых. Скрывать не стану, когда позволяли условия, любил порыбачить. В последнее время увлекся фотографией. Как только появляется возможность, навещаю свои родные места, село Михайловку. Встречи с друзьями детства всегда являются настоящим праздником души. Именно здесь, в родных местах, я как бы подзаряжаюсь энергией, черпаю силы для новой работы.

После увольнения в запас в 1998 году, до 2005 года я работал преподавателем военной подготовки в десятых и одиннадцатых классах в Средней образовательной школе №55 города Воронежа. Создал Военно-спортивный клуб «Патриот». Мои воспитанники не раз участвовали в различных соревнованиях, занимали призовые места. В 2005 году воспитанники клуба «Патриот» заняли 1-е место на первенстве Воронеж­ской области в военно-спортивной игре «Зарница», чем я по-настоящему горжусь.

Я это к тому, что все в жизни устроено вполне логично: сначала преподаватели вкладывали знания и свой опыт в нас, молодых курсантов, офицеров. Сейчас наше время воспитывать молодежь, передавать ей все лучшее, что нами накоплено. Жизнь продол­жается!