Ряпасов Валерий

Воспоминания

Я родился городе Бельцы Молдавской ССР, в семье военнослу­жащего. Естественно, нашей семье пришлось поколесить по стране, по гарнизонам... В юношеские годы я учился в средней школе города Первоуральска Свердловской области, которую успешно окончил в 1969 году. Занимался спортом, участвовал в общественной работе, посещал различные кружки. Родители стремились, чтобы я рос крепким и общительным парнем, в душе они надеялись, что со временем я также стану профессиональным военным.

В ноябре 1969 года меня призвали в Пограничные войска. Служил сначала в должности радиотелеграфиста в роте связи, а затем в минометной батарее 120 мм минометов. Оба подразделения входили в состав 55-го пограничного отряда. Служба мне очень нравилась. Признаться, я и в юности любил повозиться с паяльником, заняться ремонтом несложной техники. В процессе службы, эти первичные навыки мне очень пригодились.

В ходе срочной службы я старался успешно освоить воинскую специальность, помогал товарищам. Несмотря на большие служебные нагрузки, служба в целом шла нормально. Нарушений воинской дисциплины я не имел и вообще был у командования на хорошем счету. Наверное, поэтому, когда возник вопрос о моем поступлении в пограничное училище, возражений со стороны командования не последовало.

> В 1971 годуя поступил в Высшее пограничное командное училище им. Ф.Э.Дзержинского в городе Алма-Ате. В последующем, вместе со всеми, переехал в Голицынское высшее пограничное военно-политической училище.

Конечно, те знания и практический опыт, который мы получили в стенах училища, мне очень пригодился, хотя и трудностей было очень много. Прежде всего, я бы отметил значительные физические нагрузки. Кроссы и марш-броски, занятия на гимнастическом городке постепенно наращивали наши мышцы, закаляли, выковывали характер каждого из нас. Это была серьезная, мужская работа. Зачастую приходилось делать шаг через «не могу». Бывали моменты, когда физические нагрузки просто изматывали. Хотелось бросить все к чертовой матери и... В таких ситуациях главным рычагом, который заставлял сдерживать себя, свои эмоции был, конечно же, воинский коллектив. «Всем трудно, все изны­вают от жажды, все умываются седьмым потом, но ведь бегут, - твердил я себе. - Никто не скулит и не сходит с дистанции. Чем же я хуже?!».

Примерно такие мысли роились в моей голове и заставляли, соб­рав в кулак всю силу воли, бежать, двигаться дальше к намеченной цели!

Конечно, большие нагрузки были и на занятиях, но, во-первых, я уже имел опыт срочной службы, и мне было гораздо проще, по сравнению с ребятами, которые призвались и поступили в училище с гражданки. А во-вторых, учиться было очень интересно. С каждым семестром, учебным годом все мы набирались знаний, росли в профессиональном отношении и это, конечно же, являлось важным стимулом для дальнейшей успешной учебы.

Пользуясь случаем, хотел бы высказать слова сердечной благо­дарности нашему командиру - полковнику М.А. Прудько, всем курсовым офицерам, преподавателям. Буквально каждый из них вкладывал в нас, курсантов, необходимые теоретические знания и практические навыки, помогал советом, наставлением. Их доброжелательность, стремление «вылепить» из нас настоящих офицеров заслуживает самой высокой похвалы.

В 1975 году, после окончания Голицынского высшего погранич­ного военно-политического училища им. К.Е. Ворошилова, я был направлен для прохождения дальнейшей службы в Краснознаменный Западный пограничный округ, на Отдельный контрольно-пропускной пункт «Одесса». Должность заместителя командира роты пограничного контроля по политической части стала для меня первой самостоятельной должностью.

Служба на ОКПП «Одесса» была почетной, но достаточно слож­ной и напряженной. Обеспечение соблюдения правил пограничного контроля, паспортный режим, пресечение попыток провоза контрабанды, нарушений государственной границы и пограничного режима - все это составляло основу нашей службы.

Разумеется, большая работа проводилась с личным составом. Воспитательные мероприятия, культпоходы в красавец-город Одессу... Мы с командиром роты стремились нагрузить личный состав службой по максимуму, чтоб «дурные мысли» в голову не лезли. Ведь, все мы понимаем, Одесса - не только город-Герой, но и город больших соблаз­нов: красивых девушек, магазинов со спиртным и т.п. В этой связи мы имели очень много хлопот. Чтобы добиться положительных результатов в службе, боевой учебе, а главное - в охране государственной границы, нам, с командиром, приходилось работать очень напряженно, с полной отдачей сил!

В 1976г последовало новое назначение - на ОКПП «Измаил». Мне была предложена должность заместителя начальника отделения по политической части. Работа на этом участке также была достаточно напряженной. Несколько облегчало ситуацию то, что за плечами уже был опыт службы на ОКПП «Одесса». Я хорошо знал о вероятных «подводных камнях», знал, откуда ждать подвоха, неприятностей и действовал, как «мудрый карась».

С личным составом быстро установил хороший психологический контакт, значительное внимание уделял индивидуально-воспитательной работе, работе с сержантами, комсомольским активом - и дело пошло!

В 1977 году я написал рапорт о переводе по собственному жела­нию на пограничную заставу в 26-й пограничный отряд. В результате получил назначение заместителем начальника 19 пограничной заставы по политической части.

В этом же году произошло еще одно важной событие в моей жизни - я женился на Ольге Михайловне Дорошенко. Все мы знаем, как непросто пограничнику, с его вечной занятостью по службе, обрести свой «надежный тыл». Я эту задачу решил для себя успешно! Теперь, с одной стороны, меня встречала и провожала на службу любимая женщина, а с другой - появились дополнительные хлопоты. Молодой жене ведь требовалось повышенное внимание, забота, участие. И хотя времени на все по-прежнему катастрофически не хватало, моя жизнь обрела некую огранку, стала более приятной, осмысленной.

В 1980 году последовало новое назначение, теперь уже на долж­ность начальника 4-й пограничной заставы 26-го пограничного отряда. Здесь я прослужил два года и в 1982 году был переведен на должность начальника 11-й пограничной заставы. Что значит быть начальником заставы - знают все. Ты принимаешь решения, и ты же за них несешь полную ответственность! Проходя службу, я сделал для себя главный вывод: если хочешь добиться положительных результатов, надо, прежде всего, обеспечить во всем личный пример. Если пограничники видят, что ты постоянно занят совершенствованием инженерно-технического оборудования охраняемого участка, регулярно проводишь проверки службы пограннарядами, участвуешь в воспитательной работе, не спишь сутками - люди откликаются тем же положительным настроем. И напротив, личный состав очень чутко улавливает любой «пофигизм» со стороны офицерского состава. В таком случае, нужно ждать неприятностей, грубых нарушений воинской дисциплины. А там и до взысканий - рукой подать!

В 1984 году произошла еще одна значительная перемена в моей жизни. Служба на Западном участке границы - увлекательна и во многих отношениях приятна, но кадровики тоже не дремлют. И вот уже пригла­шают меня к командованию и говорят: «Пора применить накопленный вами опыт в другом конце страны. Единственный совет напоследок - захвати с собой большую столовую ложку».

-Это еще для чего?-не понял я.

Кадровик ухмыльнулся: «Понимаешь, там есть свои традиции. Красную икру - на завтрак, обед и ужин и солдаты, и офицеры едят только столовыми ложками. С отвращением, но едят!».

Так я продолжил свою дальнейшую службу на участке Тихооке­анского пограничного округа. Сначала служил начальником 23-й заставы 114 пограничного отряда, а в 1990 году был переведен на должность офицера первого отделения штаба, а затем - старшего офицера штаба по мобилизационной работе.

О службе в Тихоокеанском пограничном округе более-менее пол­но можно рассказать, если посвятить этому целую книгу. Мне, правда, такая задача вряд ли по силам! Тут надо особыми способностями обладать. Кстати, знаменитая красная икра, о которой с подначкой, в свое время, говорил кадровик, как я убедился, в тех краях действительно дефицитом не являлась. Гораздо более ценной для офицерского состава тогда являлась другая «икра», ту, которую приходилось «метать» самому, чтобы добиться высоких результатов в службе, воинской дисциплине, во взаимоотношениях с высоким начальством и т.п.

Еще я обратил внимание на то, что среди дальневосточников и тихоокеанцев достаточно много офицеров и прапорщиков философски, с большой долей юмора относящихся к службе и окружающим трудностям. В подтверждение сказанному хочу рассказать вам, дорогие однокашники, несколько случаев из реальной жизни. Впрочем, что там реальность, а что байка сейчас вряд ли кто возьмется рассудить. Итак...

...Стою я как-то перед входом в штаб, а из санчасти, ковыляет сол­дат. Спрашиваю у него: «Вы откуда, боец?». - С березы. Я так понял, что с «Береза» - это застава. Была у нас такая застава, называлась «Бере­зовая». Поскольку я недавно из командировки оттуда вернулся, то говорю солдату: «Что-то я вас там не видел...».

- Так это ж я с дерева, с березы, упал, - не моргнув глазом, говорит солдат.

Это из серии - «поговорили». А вот еще одна байка.

На нашем участке расстояния между пограничными заставами огромные, поэтому начальники застав, особенно соседних, частенько договаривались между собой и совершали различные взаимовыгодные обмены.

Вот и мы с соседом договорились: я ему молоденькую тёлочку откомандирую, поскольку у него на заставе молодой бык в одиночестве измаялся, а он мне - пару бочек рыбы, нерки соленой... Ударили по рукам! А дело было на острове Итуруп, и коровку нашу на соседнюю заставу можно было доставить только по морю. Задача не из простых! Сначала мне предстояло сходить на поклон к председателю местного рыболо­вецкого колхоза, уговорить его, так сказать, о «спецрейсе».

Пошел. Уговорил. В ближайшее время председатель обещал мою заявку удовлетворить. На плашкоуте уже и место для телочки зарезер­вировали, но...

Время идет, а тут, как водится, возникли какие-то заморочки: то погоды нет, то у рыбколхоза не все благополучно складывается.

Сосед чуть ли не каждый день мне звонит: «Ну, когда же тёлочку пришлешь?. Мой бык места себе не находит. То бегает по загону, того и гляди на рога кого-нибудь поднимет. А то вдруг в меланхолию впадает. Упрется взглядом в одну точку и стоит не двигаясь. А глаза тоскливые-тоскливые...».

Наконец, дождались мы сообщения, дескать, приводите, свою коровку на пирс. Привели. Благополучно загнали ее на плавсредство, и ручкой на прощанье помахали.

Я вернулся на заставу и занялся текущими делами. Приближался боевой расчет, и мне надо было срочно составить план охраны границы на сутки.

Телефонный звонок. Дежурный по заставе докладывает:

- Товарищ майор! Наряд «Пост наблюдения» докладывает, что корова по морю плывет...

-Знаю, что плывет. Сам недавно ее отправлял,- отвечаю сер­жанту.

- Да нет, вы не поняли, товарищ майор, - почти вопит дежурный, - наша корова сама, без подручных средств, изо всех сил к берегу гребет...

Я - бегом на наблюдательную вышку. Гляжу в БМТ, - а ведь и точ­но плывет! Срочно выхожу на связь с плашкоутом, дескать, что за дела?

-Тут ваша коровка такого натворила! Сначала всю палубу со страху обгадила, а затем и вовсе в море бросилась!

В скором времени, наша телочка благополучно добралась к бере­гу и на полусогнутых поковыляла в коровник.

С тех пор она стала очень осторожной и недоверчивой. Как будто знала, что на этом мы не успокоимся. Чуть что не так- убегала за пределы территории заставы, не догнать! Соседи тоже, как будто терпение поте­ряли, звонили ежесуточно: «Ну, когда?..».

Пришлось телку в коровнике закрыть, и как только появилась возможность, под усиленным контролем, снова направить по назна­чению.

Ее свидание с молодым ретивым бычком прошло на удивление гладко и благополучно, они подружились и зажили вполне счастливо!

Вот только две бочки нерки сосед мне так и не прислал. То ли «летуны» конфисковали в свою пользу, то ли по ошибке с заставы горбушу нам прислали. А горбуши у нас и своей - как грязи, девать некуда! Ну да ладно, главное - телочка наша свое счастье обрела! Уже радость!

Офицерская судьба богата на перемены. Вот и я, в 1994 году, снова был направлен к новому месту службы, теперь уже в Калининг­радскую группу Пограничных войск, старшим офицером штаба по мобилизационной работе.

В 1996 году стал заместителем начальника штаба - начальником организационно-мобизационного отделения штаба отряда. С этой долж­ности, в 1999 году, я и уволился в запас по достижению предельного возраста.

В настоящее время проживаю в городе Одесса (Украина).

В семейной жизни считаю себя очень счастливым человеком, поскольку вместе с женой мы воспитали трех очаровательных дочерей. Ну, а став дедом - воспитываю троих внуков.

Обзавелся, как и всякий солидный человек, многочисленной род­ней: как соберемся за хлебосольным столом всей семьей, да еще трое сватов, да такое же количество свах. Да как нарежем сальца, да нальем горилки! Да «як заспиваем» украинскую народную... Эх! Чего б там не говорили, а жизнь наша, слава Богу, удалась! Грех жаловаться. Надо просто жить!

В заключение хочу сказать словами известной поговорки: «Курица - не птица, а Украина для друзей - не заграница!». Я всегда с особой теплотой вспоминаю годы нашей совместной службы, учебы, так что приезжайте друзья в гости - свидимся! Не пожалеете!